Let's Create

Hello and Welcome.

More Info →

Let's Create

Hello and Welcome.

More Info →

общественная   организация

Поиск

Вход | Регистрация



Забыли пароль? | Забыли логин? | Регистрация

Календарь

Наследство после Владимира и распря сыновей.

 

 

     Великий князь Владимир Креститель разделил  Русь на уделы между своими сыновьями и посадил младшего сына Ярослава в Новгороде.

     Князь Ярослав  не желал  следовать заветам отца,  имел намерения  отложиться от Киева  и Руси  и даже замышлял войну против Киева, то есть против отца своего великого князя Владимира..

     Его братья князья Борис и Глеб приезжали  в Новгород  и пытались  уговаривать Ярослава не чинить рознь. Как известно, позднее Борис и Глеб были убиты.  Принятая в России версия говорит о том, что  вскоре после смерти их отца Великого князя Владимира  в Киеве стал править князь Святополк, который ради захвата полной власти  велел убить Бориса и Глеба.  После убийства Святополка Ярослав воцарился в Киеве.

      Некоторые исторические сведения, сохранившиеся на Руси  и в скандинавских сагах  имеют  разночтения по части  роли  и действий князя Ярослава.   Ярослав в детстве был болезненным  и неудачливым по сравнению со своими старшими братьями. Будучи князем еще в Новгороде,   женился на шведской принцессе, которая не любила Ярослава  в основном за его личные качества.   По материалам саг,  основанных на воспоминаниях жены князя. Ярослава  Борис и Глеб были убиты шведскими варягами по распоряжению  Ярослава. В результате свержения Святополка Ярослав воссел в Киеве. В Киеве Ярослав велел переписать  часть истории  в свою пользу. Приказал величать себя Мудрым.

Жена Ярослава отмечает, что с этого периода Ярослав действительно  во много проявлял мудрость. Итак, вероятно, что Повесть временных лет отчасти была переписана и скорректирована, что в ряде вопросов отдаляет ее от истинного описания исторических событий.

      Так, кем же были убиты Борис и Глеб:  Святополком или Ярославом ?

 

Смотрите видео:  Киевская Русь.Распад или расцвет.

http://1tv.com.ua/ru/video/program/documentary/2012/05/28/4794

http://1tv.com.ua/ru/video/all/documentary

 

Святая София. В фокусе драмы и воскресения

http://1tv.com.ua/ru/video/program/documentary/2012/06/15/4963

 

 

Документальний фільм "Ярослав Мудрий" (15.08.2011)

АНДРЕЙ РАНЧИН

История «для бедных»

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/9/ra8.html

 

 

Как князья народ «крышевали»

История убиения русских князей Бориса и Глеба в 1015 году была выбрана не случайно. Древнерусские источники — летопись «Повесть временных лет» и жития Бориса и Глеба, причисленных к лику святых как мученики-страстотерпцы, — дружно называют убийцей, новым Каином, сводного брата

 убиенных Святополка, который так и остался в истории с несмываемым клеймом — прозванием Окаянный. Однако есть еще и скандинавская сага об Эймунде, известная только специалистам. Согласно саге, варяг-наемник Эймунд по повелению конунга (князя) Ярицлейва тайно убил его брата по имени Бурицлав, причем обстоятельства преступления напоминают обстановку и детали убиения Бориса, известные по древнерусским текстам. Уже с середины прошлого века в исторической литературе — в ученой, а чаще в популярной — стали звучать голоса, вменяющие убийство Бориса в вину не Святополку, а Ярославу Мудрому, который в древнерусских памятниках предстает богоизбранным отмстителем Святополку за убиение братьев. Логика у приверженцев этого мнения незатейливая, но внешне безупречная. Ярицлейв саги — это «наш» Ярослав Мудрый, коего и другие скандинавские саги именуют именно так. Но тогда Бурицлав не кто иной, как Борис! Стало быть, Борис — жертва Ярослава Мудрого, а не Святополка, заслуживающего посмертной реабилитации.

 

«В раннесредневековом обществе князь, правитель, — фигура во многом сакральная, то есть священная, стоящая вне обычного порядка вещей. Это относилось и к „семени” князя — его прирожденным сыновьям, таким же князьям, как и он сам. Направляя сына в Новгород, князь как бы сам, своей собственной плотью, переносился туда. Наличие князя придавало завершенность всему социальному строю подвластной ему земли. Подданные без князя — своего рода сироты. И не только потому, что их некому защитить в случае нападения врага. Только присутствие князя давало людям возможность забыть собственные свары и обиды, ибо власть князя в равной степени распространялась на всех и всех примиряла. Присутствие князя делало людей полноценными в социальном смысле, определяло их статус по отношению к подданным других князей, а значит, возвышало их — именно возвышало, а не принижало, как нам может показаться сегодня»[3].

 

На протяжении нескольких столетий новгородцы призывали на престол князей, и среди них было немало младенцев, не способных защитить город святой Софии ни от внешних врагов, ни от князей-неприятелей. С точки зрения простого расчета это было безумием. Однако фигура князя обладала высокими символическими смыслами, и эти ценности оказывались важнее практической пользы, которую князь мог принести.

 

Древнерусское летописание на протяжении почти всего XI века было независимым от княжеской власти (оно велось в Киево-Печерском монастыре, монахи которого не чурались обличения властителей). Нет никаких точных данных, что сказание об убиении Бориса и Глеба в «Повести временных лет» под 1015 годом было составлено при жизни Ярослава Мудрого, а не позднее. В общем и целом, Ярослав изображен в летописи с симпатией и почтительно. Но книжники не умолчали ни о вероломном убийстве князем лучших новгородских мужей, повинных в истреблении его бесчинствовавших наемников-варягов, ни о малодушии, проявленном после поражения, нанесенного ему Святополком. Сохранили они и известие о заточении Ярославом в темницу оклеветанного брата Судислава.

 

…Скандальная версия о Ярославе Мудром — тайном убийце Бориса, на тысячу лет оклеветавшем своего сводного брата Святополка, свалив на него свой каинов грех, привлекла и других тележурналистов и продюсеров. В составе проекта «Искатели» (как его 78-ю серию) телеканал «ОРТ» показал фильм в двух частях «Борис и Глеб: убийство князей»[11]. В роли ведущего выступал актер и продюсер Андрей И. От лица историков версию о братоубийце Ярославе защищал Игорь Данилевский. Экспертом был назначен политтехнолог Дмитрий Поспелов. Канонизация братьев толковалась политтехнологом как пиар-ход Ярослава Мудрого, параллель — убийство Кирова Сталиным, сваленное на Николаева, и последующее увековечение памяти жертвы. Злодеяние Ярослава изобличалось, в частности, с помощью такой улики, как отсутствие и княжьих (Борис и Глеб — языческие по происхождению имена), и крестильных (Роман и Давыд) имен убиенных среди сыновей Ярослава, и наречение именем Святополка одного из Ярославовых внуков. Однако канонизация святых братьев, возможно, имела место отнюдь не в годы княжения Ярослава, а только при его сыновьях, в 1072 году. Нежелание Ярослава Мудрого называть своих сыновей именами Борис, Глеб, Роман и Давыд объясняется совсем иначе: внуков было принято нарекать именами дедов, а не отцов. В поколении же Ярославовых внуков все эти имена имеются. На это обстоятельство уже давно обратил внимание известный немецкий историк Лудольф Мюллер. А имя Святополк — какая досада! — могли давать князьям и многие десятилетия после убийства и канонизации братьев, когда память о Святополке Окаянном как о новом Каине уже окончательно укоренилась на Руси. Это имя носил волынский князь Святополк Мстиславич, умерший в 1154 году. Кажется, злодеяние Святополка просто не привело к дискредитации имени[12].

 

Но это были еще цветочки. На трагедии братоубийства вызрела и развесистая клюква. «Настоящий мистический» телеканал «ТВ-3» в фильме «Тайные знаки. Борис и Глеб: Миф на многие века» http://video.mail.ru/mail/liliya.ciaika/36311/36795.html

 

(ведущий Александр Резалин) обрушил на зрителей уже совершенно невероятные откровения, способные и все мозги порвать на части, и все извилины заплести[13]. Шаткая гипотеза уже подавалась как несомненная данность. Участники драмы 1015 года были названы своими именами: «братоубийца» Ярослав и «жертва страшной клеветы» Святополк, а преступления и междоусобица стали «историей страшного предательства». Ярослав — человек, который «способен на все». Оказывается, «он был готов на любое злодейство ради власти, но вошел в историю как праведник». Святополк же любил Ярослава с детства, защищал его от насмешек братьев. Ярослав отправил варягов убить Бориса: те исполнили приказание и намеренно не лишили жизни Борисовых дружинников, поведав им, что исполняют повеление Святополка. А некий купец привез тело Бориса к воротам Святополкова двора и прилюдно показал киевлянам убитого, чтобы те думали: убийца — Святополк. Так Ярослав хотел настроить киевлян против Святополка. Бориса Ярослав убил, потому что их отец Владимир решил передать тому киевский престол. Несчастный оклеветанный Святополк пытался предупредить и Глеба и Ярослава об убийстве Бориса, чтобы те были осторожнее. (Что преступник — сам Ярослав, Святополк еще не знал и даже не догадывался.) Святополк позвал к себе в Киев Глеба, желая защитить его от неведомого убийцы. Но под Смоленском его настигли Ярославовы варяги, и по их приказанию Глеба ударом топора убил его собственный повар. Варяги сказали повару, что приказывают исполнить повеление Святополка, и бросили ему новые деньги киевской чеканки — так он должен был увериться, что за этими варягами действительно стоит Святополк. А несчастный оклеветанный Святополк все еще не верил в причастность Ярослава к убийствам. Ярослав тем временем послал убийц-варягов за еще одним братом — Святославом.

 

Изощренное коварство Ярослав обнаруживал и прежде. Еще при жизни своего отца князя Владимира Ярослав подделал грамоту Святополка польскому королю Болеславу, в которой от имени Святополка польский правитель вовлекался в заговор против Владимира. Так Ярослав рассорил брата с Владимиром, которого оклеветанный Святополк на самом деле искренне любил и почитал. А ведь старший Святополк еще в детстве так любил несчастного младшего братца Ярослава: мальчонка был хром, и Святополк защищал его от насмешек и издевок других братьев…

 

Летопись составлялась под контролем и при участии Ярослава и содержала выгодную ему версию событий 1015 года. «Только скандинавская сага да записи германского хрониста позволили пролить свет на эту историю», — резюмировал телеведущий.